Постановление Конституционного Суда об использовании иностранных прав

Постановление Конституционного Суда об использовании иностранных прав

Добрый день, уважаемый читатель.

В данной статье речь вновь пойдет об одном из самых серьезных спорных вопросов в автомобильном законодательстве, а именно, об использовании иностранных водительских удостоверений гражданами РФ.

Суть проблемы сводится к тому, что законодательство не требует заменить иностранные права на российские. Однако некоторые сотрудники ГИБДД и судьи придерживаются иной точки зрения и накладывают штрафы за использовании иностранных водительских удостоверений гражданами России.

В данной статье речь пойдет о Постановлении Конституционного суда, которое в очередной раз подтверждает, что использование иностранных прав не запрещено.

Содержание статьи:

История использования иностранных прав гражданами России

Данная проблема существует уже более 8 лет, поэтому для начала немного истории:

До 4 ноября 2014 года законодательство прямо требовало заменить иностранное водительское удостоверение на российское в течение 60 дней с момента получения гражданства РФ. То есть никакой проблемы не существовало.

4 ноября 2014 года требование об обязательной замене прав было исключено и у некоторых водителей начались проблемы.

2017-2018 год. Проблема обострилась, сотрудники ГИБДД стали довольно часто накладывать штрафы на водителей, использующих иностранное водительское удостоверение. Ну а водителям пришлось обжаловать указанные штрафы.

Как правило, при грамотном составлении документов водителю удавалось успешно обжаловать наказание в районном или областном суде. Однако успеха достигали далеко не все.

27 декабря 2018 года один из водителей дошел со своей проблемой до Верховного суда, и Верховных суд оставил наказание в силе. Решение относилось лишь к одному конкретному делу, однако на него стали ориентироваться нижестоящие суды и сотрудники ГИБДД.

14 октября 2019 года вышло письмо Генеральной прокуратуры, адресованное заместителю начальника Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения. В письме говорилось, что использование иностранных прав гражданами РФ допускается.

16 августа 2021 года ГИБДД разослало во все подразделения сообщение, в котором еще раз подчеркивалась возможность использования иностранных водительских удостоверений гражданами РФ.

27 октября 2022 года вышло Постановление Конституционного суда, о котором речь пойдет ниже.

Информация о нормативном документе

2023.01.25 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации №46-П по делу о проверке конституционности пункта 12 статьи 25 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" в связи с жалобой гражданина Д.С.Брашкина от 27 октября 2022 года опубликовано на официальном интернет-портале правовой информации 2 ноября 2022 года.

Документ вступил в силу 2 ноября 2022 года.

Постановление Конституционного Суда №46-П

В первую очередь предлагаю Вам изучить полный текст Постановления №46-П самостоятельно:

Документ этот довольно подробный и сам по сути является комментарием к законодательству. Ниже будут рассмотрены лишь самые важные выдержки из текста Постановления.

О чем говорит Постановление Конституционного Суда №46-П?

Постановление Конституционного Суда №46-П является ответом на жалобу гражданина Брашкина Д.С., который предлагает признать не соответствующим Конституции РФ пункт 12 статьи 25 ФЗ "О безопасности дорожного движения":

1.2. По мнению Д.С. Брашкина, оспариваемое законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, противоречит статьям 2, 6, 15 (части 1 и 4), 17, 18, 19, 27, 35 (части 1 и 2), 49 и 62 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой не позволяет гражданину Российской Федерации, постоянно проживающему на ее территории и имеющему водительское удостоверение, выданное в иностранном государстве - участнике Конвенции о дорожном движении, управлять в Российской Федерации транспортным средством, хотя в законодательстве отсутствуют сроки для обмена иностранного национального водительского удостоверения на российское.

Далее в документе приведены рассуждения о том, что законодательство позволяет использовать иностранные права:

В силу иных положений той же статьи лица, постоянно или временно проживающие либо временно пребывающие на территории Российской Федерации, допускаются к управлению транспортными средствами на основании российских национальных водительских удостоверений, а при отсутствии таковых - на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений (пункт 12); в исключение из этого правила не допускается управление транспортными средствами на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений при осуществлении предпринимательской и трудовой деятельности, непосредственно связанной с управлением ими, что, однако, не распространяется на граждан Киргизской Республики, а также граждан государств, где закреплено использование русского языка в качестве официального, осуществляющих предпринимательскую и трудовую деятельность на территории Российской Федерации, непосредственно связанную с управлением транспортными средствами (пункт 13).

Также в тексте постановления приведена информация о том, что суды (в том числе Верховный) придерживаются иной точки зрения при рассмотрении дел о нарушениях водителей:

В то же время судебная практика (постановления судей Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2018 года N 38-АД18-8, от 9 декабря 2020 года N 31-АД20-6 и др., а также позиция судов в деле Д.С. Брашкина) исходит из того, что при участии в дорожном движении в Российской Федерации управление транспортными средствами при наличии действительного иностранного национального водительского удостоверения допустимо лишь для лиц, не проживающих постоянно на ее территории. Следовательно, согласно такому подходу это право отсутствует у лиц, имеющих названное удостоверение и переехавших на постоянное место жительства в Российскую Федерацию, в том числе в связи с приобретением ими российского гражданства, с момента переезда.

Такой подход основан на том, что в указанном случае, по мнению судов, приоритетному применению подлежит подпункт "b" пункта 2 статьи 41 Конвенции о дорожном движении (в редакции Поправок к ней, принятых 28 сентября 2004 года), согласно которому водительские удостоверения, выданные одной договаривающейся стороной, должны признаваться на территории другой договаривающейся стороны до момента, когда эта территория становится обычным местом жительства владельца удостоверения. Во взаимосвязи с данным положением Конвенции пункту 12 статьи 25 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" также придается значение, предполагающее необходимость обмена иностранного национального водительского удостоверения на российское при переезде на постоянное место жительства в Российскую Федерацию.

А далее Конституционный суд приводит рассуждения о том, почему правильной является первая точка зрения, позволяющая использовать иностранные права гражданам РФ:

При этом ни Конвенция о дорожном движении, ни российское законодательство, включая упомянутое Постановление Правительства Российской Федерации от 24 октября 2014 года N 1097 и утвержденные им Правила проведения экзаменов на право управления транспортными средствами и выдачи водительских удостоверений, не устанавливают срок, в течение которого лицу, переехавшему на постоянное место жительства в Российскую Федерацию, нужно для допуска к участию в дорожном движении произвести обмен его иностранного национального водительского удостоверения на российское. Однако это во всяком случае не может пониматься как означающее невозможность для лица управлять транспортным средством на основании иностранного национального водительского удостоверения незамедлительно со дня его переезда на постоянное место жительства в Российскую Федерацию. Следовательно, такой срок необходим для беспрепятственного осуществления лицом, переезжающим на постоянное место жительства в Российскую Федерацию, права участвовать в дорожном движении в Российской Федерации в качестве водителя транспортного средства на время обмена им иностранного национального водительского удостоверения на российское. Установление такого срока, безусловно, стимулирует к выполнению соответствующей обязанности, когда она прямо и явно предусмотрена, поскольку ориентирует лицо относительно периода, после истечения которого будет исчерпана возможность управления им транспортным средством при участии в дорожном движении в Российской Федерации.

Кроме того, по смыслу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2021 года N 47-П возложение административной ответственности за правонарушение, выражающееся в неисполнении обязанности по документальному переоформлению (переподтверждению) права на осуществление определенной деятельности, при отсутствии нормативно урегулированного срока для ее исполнения не отвечает критерию определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы и противоречит принципам юридической ответственности и требованиям статей 2, 15 (части 1 и 2), 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Возложение административной ответственности, а равно и наступление иных неблагоприятных административных последствий неисполнения обязанности тем более не могут иметь место, когда, как в рассматриваемом случае, отсутствует прямое указание на эту обязанность в федеральном законе, а подпункт "b" пункта 2 статьи 41 Конвенции о дорожном движении может пониматься и как в смысле, приданном ему судами, и как устанавливающий в интересах граждан позитивную обязанность государства - участника Конвенции признавать действительными иностранные водительские удостоверения хотя бы до момента, когда страна станет обычным местом жительства их обладателей, что не исключает и сохранения ими действительности на более долгий срок, а также предполагает наличие некоторого периода для их обмена на национальные водительские удостоверения страны постоянного проживания.

А в качестве заключения пункт 12 статьи 25 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" признается не соответствующим Конституции РФ:

постановил:

1. Признать пункт 12 статьи 25 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 27 (часть 1), 35 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой он по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, и при отсутствии в системе действующего регулирования прямого нормативного указания на обязанность гражданина Российской Федерации обменять в связи с переездом на постоянное место жительства в Российскую Федерацию его действительное иностранное национальное водительское удостоверение, выданное в другом государстве - участнике Конвенции о дорожном движении в бытность его гражданином этого государства, на российское национальное водительское удостоверение, а также при отсутствии указания на срок такого обмена позволяет применять к этому гражданину неблагоприятные административные последствия ввиду неосуществления такого обмена, в том числе привлекать его к административной ответственности за управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством (статья 12.7 КоАП Российской Федерации).

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что управление автомобилем при наличии иностранного водительского удостоверения гражданином РФ допускается, т.к. в законодательстве не прописаны сроки на замену иностранного водительского удостоверения на российское.

Кроме того, в отличие от рассмотренных ранее письма Генерально Прокуратуры и сообщения ГИБДД, которые были скорее информационными документами и ни к чему не обязывали суды, Постановление Конституционного суда признает пункт закона "О БДД" не соответствующим конституции, то есть фактически делает этот пункт недействительным. И именно из этого будут исходить суды всех уровней при рассмотрении дел об использовании иностранных прав в будущем.

Так что следует ожидать того, что водителей, являющихся гражданами РФ, не будут привлекать к ответственности за использование иностранных прав.

Удачи на дорогах!

Обновлено: 25 января 2023
Раздел: Водительские права
Об авторе:
Максим Калашников
-
эксперт по автомобильному законодательству России. Более 11 лет занимается изучением автомобильных нормативных документов и консультациями водителей. Автор аналитических статей и обучающих курсов. Руководитель проекта ПДД Мастер (pddmaster.ru).
Идет добавление комментария
Добавить комментарий
Правила добавления комментариев